Сделать стартовой   Добавить в Избранное
бонистика.ру интернет-клуб
новости бонистики карта сайта контакты
Главная
Форум Бониста
Магазин Банкнот
Список Статей
Каталог-Ценник






Покупка старых бумажных денег

Экслюзивно от бонистика.ру!

«ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ БАНКНОТА» НИКОЛАЯ ВТОРОГО


Известный современный искусствовед и галерист М. Гельман, говоря о денежных знаках, заметил, что они – «мощный рекламный носитель». Выбор дизайна для российских денег (ибо процесс выпуска «дорогих купюр» под влиянием инфляции продолжается и поныне – в июле 2006 г. появилась банкнота в 5.000 руб. и, по слухам, разрабатывается билет в 10.000) является задачей поистине исторического масштаба и значения. В этой связи нам кажется уместным рассказать об одном очень любопытном факте из прошлого российского бумажного рубля: в последние 20 лет существования Российской Империи на её территории обращалась банкнота, которая скорее выполняла функции «рекламного носителя», чем платёжного средства.
В 1905-1912 гг. в России поэтапной замене подверглись кредитные билеты образца 1898-1899 гг. Причиной замены стали новые возможности «специальной полиграфии», позволившие дать денежным знакам лучшую защиту от подделок. Обновлению не подверглись только 2 билета: рубль образца 1898 г. и 50 рублей образца 1899 г.
Причины отказа от модернизации рублёвой банкноты очевидны. Во-первых, она была достаточно хорошо защищена: сложный геометрический рисунок, наличие водяного знака по всему полю купюры…. Сыграл роль и её малый номинал, естественным образом снижающий интересы фальшивомонетчиков подделывать рублёвки. Во-вторых, имелась идеологическая подоплёка: изображённые на лицевой стороне купюры детали парадного крыльца с резными деревянными колоннами были призваны показать с одной стороны, твёрдость русской валюты, с другой – её «исконность» и связь с традициями русского народа.
Совершенно иначе обстояло дело с 50-рублёвым билетом образца 1899 г. Эта банкнота представляет собой знаменательное явление в российском денежном обращении начала ХХ в., т.к. является в первую очередь носителем государственной идеологии, и лишь потом – платёжным средством.
Здесь следует обратиться к истории русского бумажного рубля. В 60-70-е гг. XIX в. складывается серия «портретных» банкнот (номиналы от 5 до 100 рублей), выстроенная по хронологическому принципу: на 5-рублёвой купюре – портрет Дмитрия Донского (деятель XIV в.), на 10-рублёвке – царя Михаила Фёдоровича (1-я пол. XVII в.). Соответственно, на самом крупном, 100-рублёвом билете оказался портрет Екатерины II, правившей в последней трети XVIII в., а портрет Петра Великого, чьё правление пришлось на 1-ю четверть того же столетия, оказался на 50-рублёвой банкноте. В 1898-1899 гг. также создаётся «портретная» серия бумажных дензнаков, однако на этот раз изображение Петра I было помещено на вновь введённый билет номиналом в 500 рублей, тогда как портрет Екатерины по-прежнему остался на 100-рублёвке. Теперь выбор «героя» купюры происходил в соответствии с той ролью, которая приписывалась деятелю тогдашней историографией: фигура Петра Великого считалась более значимой в русской истории, чем фигура Екатерины II. И в этом отношении показательно, что портретный ряд на банкнотах сжался всего до 3 персонажей. На билетах номиналом до 25 рублей включительно портреты заменили символическими изображениями России, преподносившейся в образе молодой боярыни в средневековом русском костюме.
На билете же в 50 рублей появился портрет Николая I – известного царя-консерватора, превратившего Россию в «жандарма Европы». Таким образом как бы рисовалась галерея наиболее выдающихся правителей страны: Пётр I, великий реформатор; Екатерина II, мудрая «матушка-государыня», и, в дополнение к ним, Николай I – видимо, тоже как некий мудрый законодатель и царь, чьё правление трактовалось как эпоха порядка и стабильности.
Следует заметить, что технически купюра была выполнена недостаточно хорошо: полностью отсутствовали водяные знаки, вместо которых была предложена «глубокая печать»: на оборотной стороне банкноты изображение государственного герба окружено повторяющейся надписью «50 руб», выполненной рельефно. Однако, напечатанная на тонкой бумаге, банкнота быстро изнашивалась и рельефная печать утрачивалась, превращаясь в обычную надпись, не прощупываемую руками. Купюра имеет общий «мышиный» серый цвет; изображения и надписи на ней располагаются отдельно друг от друга – это также говорит не в пользу технических характеристик билета.
В пользу доминирования идеологии говорит и выбор номинала банкноты, на которую поместили потрет царя-консерватора. Самыми ходовыми были билеты в 3 и 5 рублей, рассматривавшиеся как нечто обыденное. Десятирублёвку в народе любовно называли «красненькая»; при считавшихся хорошей заработной платой 20-30 рублях в месяц. Билеты в 100 и 500 рублей были уделом привилегированных слоёв общества: купечества, дворянства, помещиков.
Что же касается купюр в 25 и 50 рублей – они пользовались должным уважением у элиты общества, у «простого» же народа вызывали трепет, какой в наши дни может вызвать у пенсионера, получающего пенсию в 3-3,5 тысячи рублей купюра в 5.000. 50 рублей царского времени могли служить, например, вознаграждением за выдающееся усердие по службе, близкое к гражданскому подвигу – в 1886 г. такой премией был награждён надзиратель Таганрогского тюремного замка Егор Мохов за то, что в одиночку сумел предотвратить побег группы арестантов. А 20 мая 1910 г. премией в 50 рублей каждому были награждены надзиратели Ярославского исправительного арестантского отделения Пётр Захаров и Капитон Антонов – у них случился «25-летний юбилей беспрерывной службы в тюремной страже». Царская 50-рублёвая банкнота вызывала у её обладателя из «простого» народа благоговейные чувства, автоматически распространявшиеся и на помещённый на ней портрет.
В 1909 г. обмену подверглись 25-рублёвые банкноты. Купюра нового образца теперь также несла на себе портрет – императора Александра III. «Портретная галерея» на банкнотах теперь была завершена; принцип её построения стал окончательно ясен. В ряд наиболее видных деятелей русской истории были поставлены два царя-консерватора, в то время как автору Великих реформ Александру II места на денежных знаках не нашлось.
Любопытно, что 50 рублей образца 1899 г. и тогда не подверглись изменениям. Можем высказать предположение: купюры серии 1905-1912 гг. создавались художниками, испытывавшими сильное тяготение к модерну. Это сказывалось в плавности линий, уклонении от строгой геометричности форм. Портрет Александра III мог поддаться такой модификации: на билете 1909 г. мы видим, невзирая на императорский парадный мундир, скорее простого русского мужика с окладистой бородой. Удачно подобрано и символическое оформление портрета: рог изобилия и якорь («пока мы стоим на пристани самодержавия, охранявшегося Александром III, - у нас будет благополучие»).
А вот портрет Николая I, чья эпоха ассоциировалась скорее с разгулом бюрократии, едва ли можно было оформить в модернистском стиле. Приходилось сохранять нарочитую строгость и чёткость оформления и надпись о размене на золото, выполненную шрифтом, стилизованным под каллиграфический почерк канцелярского «борзописца». Уместно, как нам кажется, в этой связи вспомнить меткое выражение доктора уголовного права профессора Н.С. Таганцева, который, характеризуя Уложение 1649 г., писал: «…и для нас ныне могут служить образцом простота, точность и образность текста: как далеко он оставляет за собою и испещрённый германизмами слог петровских указов, и витиеватое велеречие законов Екатерины, и канцелярское многописание эпохи свода и уложения (имеются в виду Свод законов Российской империи издания 1832 г. и Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. – А.К.)». Не нашлось среди художников начала ХХ в. творца, способного отобразить в модернистском стиле эпоху «канцелярского многописания» и её создателя.
Но надо было как-то бороться с подделками. Встав перед противоречием (модернизировать билет без ущерба для идеологии не удаётся, а идеологическую подоплёку трогать нельзя), власть нашла очень своеобразный выход – сокращение тиражей банкноты. Работа в этой области была проделана в 60-70-е гг. ХХ в. пермским бонистом А. Кулаковым. Он, исследуя царские денежные знаки, сделал однозначный вывод о строгости их нумерации. Для неё использовались 28 из 36 букв старого русского алфавита; нумерация производилась только прописными (заглавными) буквами в строгом соответствии с ним. Каждую разновидность денежных знаков начинали нумеровать с серии АА, за ней шли серии АБ, АВ, АГ и т.д. – до серии АӨ (на букве фита заканчивался старорусский алфавит); потом шли серии, начинавшиеся с литеры Б: БА, ББ, БВ…. Никаких отступлений от этого правила не делалось; при смене Управляющего Государственным банком нумерация продолжалась на тех же основаниях (на банкнотах всего лишь меняли факсимильную подпись Управляющего). В каждой литерной серии был 1 млн. купюр, кроме билетов в 100 и 500 р., печатавшихся по 200 тыс. шт. в каждой серии. Таким образом, мы можем проследить, какая масса наличности выбрасывалась в обращение в купюрах каждого вида. Эту работу проделал другой видный бонист, Е. Де-Тилот.50 рублей 1899 Коншин
По его данным, царским правительством в период 1899-1917 гг. были выпущены в обращение следующие серии 50-рублёвок с АА по АН – т.е. за 18 лет 12 серий по 1 млн. банкнот или 600 млн. руб. 50-рублёвыми билетами. Для сравнения: за 8 лет с 1909 по 1917 г. в обращение поступило 245 серий 10-рублёвок (АА-КЦ) или 2 млрд. 450 млн. руб. билетами этого образца. За 5 лет с 1912 по 1917 гг. было выпущено 11 серий (АА-АМ), по 200 тыс. шт. в каждой, «особо дорогих» 500-рублёвок – т.е. 1 млрд. 100 млн. руб. этими билетами.
Видим, таким образом, что, стремясь оградить 50-рублёвую купюру от подделок, царское правительство шло в её защите необычным путём – сокращением тиражей банкноты. В то же время купюра не только не выводилась из обращения, но даже и не подверглась замене на более качественные дензнаки серии 1905-1912 гг., выдержанные в стиле «модерн». Из этого, на наш взгляд, следует ясный вывод: говоря о 50-рублёвом билете образца 1899 г., мы имеем дело в первую очередь со своеобразным «рекламным носителем», средством пропаганды самодержавия, и уже только потом – с платёжным средством.

Библиографический список
1. ГАЯО. Ф. 337. О. 1. Д. 32.
2. ГАЯО. Ф. 337. О. 1. Д. 245.
3. Каталог бумажных денежных знаков, имевших обращение при советской власти в период 1917-1960 гг. // Сост. Де-Тилот Е.Н. Одесса, 1988.
4. Коняев А.Е. Бумажное лицо Империи. Ярославль, 2007.
5. Кулаков А. О чередовании литерных серий на денежных знаках образца 1898 года. На правах рукописи. Пермь, 1970. (Из личного архива автора статьи).
6. Лекции по русскому уголовному праву, читанные проф. Н.С. Таганцевым. Вып. I. СПб., 1887.


Этот и другие очерки по истории отечественных дензнаков, а также и в целом по малоизвестным сторонам экономической истории предреволюционной России, ленинского и сталинского СССР – читайте в книге А.Е. Коняева «ИСТОРИЯ В ИСТОРИЯХ». По вопросам приобретения обращайтесь на a777ek76@yandex.ru.






Яндекс.Метрика

          ???????@Mail.ru      © 2004 бонистика-клуб. Полезные ссылки